5a4fc811

Арсеньева Елена - Дамы Плаща И Кинжала 05 (Мария Андреева)


МАЛЬВИНА С КРАСНЫМ БАНТОМ
МАРИЯ АНДРЕЕВА
Елена АРСЕНЬЕВА
Анонс
Дамы плаща и кинжала - так можно назвать этих бесстрашных женщин, которые, забыв о семье, покое, рискуя честью и жизнью, бросались в головокружительные интриги, меняли имена, а зачастую и внешность, добывая таким образом ценные сведения. Благодаря им становились известными тайны властителей мира, решалось будущее стран и народов. Что заставило этих женщин вести столь опасные игры - воля судьбы или собственный выбор?.. Об интригах, ролях и личинах, а также истинной жизни Марии Андреевой - возлюбленной Саввы Морозова и Максима Горького, русской подруги великого фантаста Герберта Уэллса Муры Закревской читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой...
От автора
Мир догадок и тайн... Мир коварства и обмана, в котором, как рыбы в воде, чувствовали себя не только мужчины, но и женщины. Выведать государственную тайну, оказать влияние на политику целой страны или поведение некоего выдающегося человека, организовать убийство императора или полководца - они справлялись с этими заданиями с той же лихостью, что и их коллеги сильного пола.
Их сила была в их слабости.
Виртуозные притворщицы, они порой и сами не могли отличить свою ложь от своей правды. Именно поэтому в эти игры охотно вступали актрисы: каждая из них мечтала об амплуа главной героини интриги! Бывало, впрочем, что и добропорядочные мужние жены, вдруг ощутив в крови неистовый вирус авантюризма, вступали на тот же путь.
Каждая из них вела свою роль под маской невидимки. Великую роль - или эпизодическую, ведущую - или одну из многих. Кто-то из них вызывает восхищение, кто-то - отвращение.
Странные цели вели их, побуждали рисковать покоем, честью, жизнью - своими и чужими. Странные цели, а порою и непостижимые - тем более теперь, спустя столько лет и даже веков. Хотя... ведь было же когда-то сказано, что цель оправдывает средства. Для них это было именно так.
Познакомившись с нашими российскими дамами плаща и кинжала, можно в том не сомневаться.
Мадам, я потрясен, я глубоко сочувствую вашему горю, но... - полицейский комиссар деликатно кашлянул, - но вы же признаете, что это написано рукой вашего мужа?
Женщина, сидевшая на стуле вполоборота к комиссару и неотрывно смотревшая на нечто, лежащее на диване и накрытое простыней, отчего затейливый, изящный диванчик казался громоздким, несуразным и пугающим сооружением, повернула голову и уставилась на комиссара невидящими глазами. Зрачки ее были расширены, словно дама накапала в глаза белладонны. Губы ее дрожали так, что лишь со второго или третьего раза ей удалось выговорить:
- Почерк очень похож на его. Но это подделка, подделка! Он не мог!
Она неплохо говорила по-французски, но иностранный акцент сразу чувствовался. Впрочем, это было неудивительно: во-первых, в «Руайяль-отеле» на рю дю Миди в Канне жили сплошь иностранцы (и очень богатые иностранцы!), во-вторых, комиссару Девуа уже было известно, что дама, с которой он сейчас беседовал, - русская, зовут ее Zinette Morozoff, а то, что лежит на диване, еще несколько часов назад было ее мужем, русским миллионером и homme d'affaires с непривычным для его французского уха именем Савва.
Кто бы мог подумать, что этот день, 13 мая 1905 года, окажется ознаменован трагедией! Вдобавок очень загадочной трагедией.
Когда комиссара конфиденциально вызвали в «Руайяль-отель» (здесь умели хранить тайны постояльцев, но такую тайну не утаишь, совершенно по пословице «la verite finit toujours par percer au dehors» !), ему шепотком с


Назад