5a4fc811

Арсеньева Елена - И Звезды Любить Умеют 01 (Варвара Асенкова)


ВОСХИЩЕННОЕ ДИТЯ
ВАРВАРА АСЕНКОВА
Елена АРСЕНЬЕВА
Анонс
Они были великими актрисами, примами, звездами. Однако эти женщины играли свои роли не только на сцене, но и в жизни. В этом их сила - и их слабость, счастье - и великая беда. И все же... Прожить несколько жизней - чудесный дар, которым наделены лишь единицы. Прославленная Айседора Дункан, умершая в юности дивная Варвара Асенкова, прима русской сцены Екатерина Семенова. Все они любили и были любимы... Об актрисах, их счастливой и несчастной, великой и мимолетной любви читайте в исторических новеллах Елены Арсеньевой...
От автора
Они танцевали, они пели, они чаровали своим голосом, игрой глаз, светом улыбок. Они преображались в людей из другого мира, другого времени и вынуждали верить, что в каждом слове своем не лгут и говорят ту правду, которая истинней истины. Они были актрисами - великими актрисами, примами, звездами, их называли королевами театра и экрана, - однако играли свои роли не только на сцене, но и в жизни. Порою о таких, как они, обычные люди говорят чуть ли не с ужасом: «Когда ты остаешься одна в комнате, туда страшно открыть дверь, вдруг войдешь - и не найдешь тебя? Ведь ты не существуешь в реальности, ты живешь только на сцене!»
Для актрисы это не порицание - это комплимент. Хотя легко ли ходить все время на котурнах?
Едва ли. А впрочем, они с изумлением смотрели на тех, кто вздумал бы их жалеть. Ведь каждой из них удалось прожить несколько жизней - и каких блистательных! И не раз приходилось умирать: на сцене, в кинокадре... Ну что же, может быть, именно поэтому, когда смерть предлагала им последнюю в жизни роковую роль, они относились к ней как к бенефису. И справлялись с нею блистательно. Все-таки nobless oblige , как ни крути.
- Матушка Пресвятая Богородица! - пробормотала стоящая позади Александра Егоровна, и Варя почувствовала, как сложенные щепотью пальцы сильно упираются ей в шею, в поясницу, потом в оба плеча.
Это маменька крестит дочку перед самой страшной минутой ее жизни. Или перед самой счастливой? Ой, теперь уж не понять!
С отчаянным полушепотом-полувоплем: «Заступница! Помоги!» - маменька ткнула дочку в спину, и из-за кулис вылетело на сцену обворожительное создание в роскошном, многоцветном турецком костюме и пунцовой чалме.
Широко раскрытыми, ничего не видящими глазами Варя уставилась туда, где на утренней репетиции стоял Иван Иванович Сосницкий (дай ему бог здоровья, взял никому не известную девчонку, дочку своей старинной приятельницы, актрисы Александры Асенковой, на первую женскую роль в своем бенефисе), изображавший турецкого султана в комедии «Солейман II, или Две султанши», и где он должен был стоять сейчас. Солейман уже подал свою реплику. Теперь Варина очередь.
Боже! А что говорить-то? Дебютантка не помнит ни слова!
У Вареньки отчаянно защипало губы (чтоб ярче блестели на сцене, жена Сосницкого, Елена Яковлевна, намазала их лимоном), и вдруг слова роли вспомнились как бы сами собой. И, несмотря на то что ее отчаянно трясло, а перед глазами реял туман, голос все же зазвучал смело, даже дерзко, - словом, именно так, как того требовала роль одалиски:
- Ах! Вот, слава богу, насилу нашла человеческое лицо! Так это вы тот великий султан, у которого я имею честь быть невольницей?
Она сделала положенную по роли паузу, и тут туман перед глазами наконец-то рассеялся. Однако легче не стало. Куда там! Ужас только усугубился! Варенька сообразила, что с перепугу немного спутала направление и Сосницкий - Солейман находится не перед ней, а


Назад