5a4fc811

Арсеньева Елена - Любовь У Подножия Трона 07 (Морис Линар)


ЕЛЕНА АРСЕНЬЕВА
НАРЦИСС ДЛЯ ПРИНЦЕССЫ (АННА ЛЕОПОЛЬДОВНА — МОРИС ЛИНАР) (ЛЮБОВЬ У ПОДНОЖИЯ ТРОНА)
— Ваше величество, ваше высочество, позвольте представить вам…
Голос Лестока интригующе замер.
Екатерина повернула голову и увидела склонившегося перед императрицей Елизаветой Петровной высокого и превосходно сложенного человека, одетого в роскошный шелковый камзол и столь обтягивающие кюлоты [1] , что на обладателе менее совершенных ног они смотрелись бы нелепо. Камзол был нежно-голубой, кюлоты нежно-золотистые. Виднелся лиловый жилет с розовыми жемчужными пуговицами и очаровательное жабо цвета недозрелого абрикоса. Все это вызывающее смешение, как ни странно, смотрелось великолепно, уживалось мирно, словно цветы в букете.
Незнакомец поднял голову, и Екатерина увидела белое, румяное, умело припудренное и ухоженное лицо мужчины, который знает, что он удивительно красив, который холит и лелеет свою красоту, как драгоценный дар. Однако, несмотря на все ухищрения, сразу было видно, что его первая молодость уже давно миновала.
Сколько ему? Лет пятьдесят? Да, около того. Видимо, в молодые годы был подлинный красавец. Можно представить, сколько времени он проводил перед зеркалом, этот Нарцисс!
— Я имел удовольствие быть представленным, если ваше величество помнит меня… — прозвучал его голос, такой же чуточку жеманный, как и он сам. Жеманный, игривый, вкрадчивый. Голос прирожденного обольстителя. Нарцисс говорил как бы с императрицей, однако бойко стрелял глазами в сторону молоденькой великой княгини Екатерины Алексеевны. — Правда, в ту пору ваше величество звалось принцессой Елизаветой. Ца-рев-на Е-ли-са-вет, — старательно выговорил он по-русски.
Императрица чуть нахмурилась. Что-то знакомое мелькнуло в облике, в посадке головы, в выражении необыкновенно красивых черных глаз. У него были тяжелые верхние веки, и это придавало безусловно мужественному лицу томное выражение. Веки напоминали голубиные крылья.
Он и ворковал, точно голубь.
«И верно, я уже встречала его раньше!»
Елизавета Петровна, уже приоткрывшая губы в зовущей улыбке, которой она встречала всякого мужчину от пятнадцати до семидесяти лет, ежели он был не слабоумен или не вовсе подагрический урод, внезапно насторожилась.
Ничего, ровно ничего опасного не было в этом чрезмерно улыбчивом, немолодом записном волоките, однако словно бы отзвук какого-то давнего страха прошумел за спиной и заставил вздрогнуть безупречные белоснежные плечи императрицы.
Екатерина с любопытством поглядывала то на престарелого красавца, то на государыню.
«Да кто же он такой?!»
— Не взыщите, сударь, — сказала императрица, силясь улыбаться как можно беспечней. — Не припомню, когда это было? И где?
— Давненько, ваше величество, — усмехнулся щеголь, привычно играя своими очаровательными, в самом деле очаровательными глазами. — Не диво, что вы меня забыли, ибо я изменился, да и вы изменились тоже. А видались мы, не соврать, лет уж пятнадцать тому… Случилось сие при дворе вашей кузины Анны Иоанновны. Тогда именно она была императрицей. Припоминаете?
Улыбка Елизаветы Петровны не померкла. При легкости ее нрава она многое умудрилась забыть и без тоски вспоминала годы, когда ее топтали ногами все кому не лень, а она делала вид, будто ей это доставляет одно только удовольствие. Цыплят, как известно, по осени считают! Кто она теперь? Императрица, государыня всея Руси! И где они, кто ее пригнетал к земле, словно непокорную яблоньку? Где кузина Анна Иоанновна? То-то и оно!
— Да мало ли, кто там только ни под


Назад