5a4fc811

Артюшенко Сергей - Удав



Сергей Артюшенко
Удав
В моей стандартной однокомнатной квартире на девятом этаже появился удав
со звучным названием боа констриктор. Его на время поместил у меня знакомый
артист цирка, так как в помещении, где удав содержался, был ремонт.
Огромная, красиво расцвеченная змея необычно и странно смотрелась на
паркетном полу.
Удав, видимо, привык к людям и вёл себя спокойно и миролюбиво. Шурша
чешуёй по лаку паркета, он обстоятельно исследовал своё новое пристанище.
Раздвоенным языком "ощупал" все предметы со всех сторон.
Дольше всего он занимался шкафом. Забраться наверх и протиснуться под него
было для удава пустяковым делом. А вот пролезть в узкую щель между шкафом и
стеной стоило немалого труда. Но он с завидным упорством проделал и это,
потратив несколько часов и ободрав обои.
Чтобы полностью ознакомиться с квартирой, ему понадобилось несколько дней.
Наконец он всё изучил и выбрал себе место, самое удобное с его точки
зрения и самое неудобное с моей - на кухне под газовой плитой.
Там он и проводил большую часть времени, создавая серьёзные неудобства.
Чтобы не обварить гостя, я должен был теперь внимательно следить за кипящими
кастрюлями и чайниками. Всё же бедняга несколько раз пострадал от сбежавшего
молока и кофе. Но он готов был нести любые лишения, лишь бы жить к теплу.
Столь покладистый и спокойный компаньон меня вполне устраивал. Ни еда, ни
ласки, ни заботы ему не были нужны. Хозяин сказал, что накануне его покормили
и теперь он мог две недели ничего не есть.
На меня удав не обращал внимания. Лишь когда я надоедал ему своим
любопытством, он шипел, но без злобы, а больше для порядка.
Зная, что при комнатной температуре сытый удав не опасен, я смело брал его
в руки, заглядывал в пасть, обматывал вокруг себя толстые кольца его тела и
даже купал в тёплой ванне.
Так мы и жили в мире да согласии.
Через неделю я заметил в поведении моего гостя перемену. Он стал намного
подвижнее, избегал моих прикосновений и проявлял большой интерес к голубям,
садившимся на подоконники. Это заставило меня, несмотря на душную погоду,
закрыть форточки.
Не зная, в чём дело, я подумал, что у змеи плохое настроение, оставил её в
покое и не трогал.
Обычно я уходил из дому ненадолго, а теперь, чтобы удав немного
успокоился, ушёл на целый день. Вернувшись вечером, я, к своему ужасу, не
нашёл квартиранта!
На полу валялись осколки стекла, в окне зияла дыра. Я выскочил на балкон.
Прямо подо мной, на восьмом этаже была открыта форточка - единственный путь
беглеца!
Через секунду я уже звонил в дверь к нижним соседям на восьмом этаже.
В ответ на мой звонок из-за закрытой двери раздалось истошное кошачье
мяуканье. Кошка выла дурным неестественным голосом, от которого по спине
бегали мурашки.
Чем дольше я прислушивался, тем более жуткие картины рисовало моё
воображение...
Попробовав дверь плечом и убедившись, что её так не высадить, я помчался к
дворнику... Тот спокойно сказал, что видел интересующих меня жильцов часа два
назад. Они, очевидно, пошли в театр или в концерт, потому что были разодетые.
О змее я промолчал, а он не заметил моего волнения.
Немного успокоившись, я отправился наверх. Кошачий вой был слышен чуть ли
не с первого этажа, но к злополучной квартире я больше не подходил. Я ждал
возвращения хозяев. Ждал внизу, на улице, на лестничной площадке, ждал у себя
дома, открыв дверь и внимательно прислушиваясь.
Было далеко за полночь, когда лифт остановился на восьмом этаже, и люди,
весело разговаривая и



Назад